Спасо-Преображенский собор, Преображенская пл., 1

Собор был построен в 40-е годы XVIII века на месте съезжей избы лейб-гвардии Преображенского полка, в которой императрица Елизавета Петровна в ночь на 25 января 1741 года обратилась с речью к гвардейцам. Она просила поддержать ее в правах на престол. Из съезжей избы она отправилась в окружении гвардейцев в Зимний дворец и совершила дворцовый переворот. Церковь несколько раз перестраивалась на протяжении XVIII и XIX веков, в последний раз в 1850 году. И в 1870-е была пристроена часовня. В 1830 году вокруг собора появилась уникальная ограда. Она состояла из трофейных турецких пушек, захваченных в ходе войны 1828 – 29 годов. Жерла пушек перевернуты вниз и связаны цепями – в знак того, что они уже никогда никому не будут угрожать.

После революции знамена и военные трофеи, хранившиеся в соборе, были изъяты и переданы в Артиллерийский музей. (С 1950 года – в собрании Эрмитажа).

Во время блокады храм продолжал действовать, и в нем не прекращались ежедневные богослужения. В подвале собора было устроено бомбоубежище.

Благодаря тому, что Спасо-Преображенский собор – один из немногих храмов, который никогда, даже в годы гонений, не закрывался для богослужений, его интерьеры сохранились практически без изменений до наших дней.

В младших классах наряду с казаками-разбойниками появились игры в красную кавалерию. С криками «Ура!» конники-рубаки скакали на деревянных конях, рубились деревянными саблями, трубили в дудки-горны. Были счастливцы, у которых сохранились отцовские буденовские шлемы. Настоящие буденовки, не то что сейчас, детские. Сражения наши происходили во дворах, но главным образом в саду у Спасской церкви. На самом деле это был Спасо-Преображенский собор, но для нас это была церковь у Спасской улицы, так что Спасская церковь. Вокруг нее имелся церковный сквер, где росли дубы. У входа в сквер на диабазовых постаментах стояли две турецкие пушки – военные трофеи русско-турецкой кампании 1828-1829 годов. Внутри сквера у стен церкви стояло еще несколько пушек. Пушки были настоящие, на лафетах, обтертые нашими штанами до бронзового блеска – лучшее место для игр, которое я когда-либо видел. Сюда приходили играть со всех соседних улиц. Вокруг пушек, на самих пушках шли с утра до вечера сражения, не утихала пальба. Какие командиры, какие полководцы тут блистали! Пушки были и кораблем, и крейсером, и гимнастическим снарядом, и крепостью. Ограда собора была тоже сделана из орудийных стволов, цепей – все это из трофейного оружия той победной для России турецкой кампании. Возле пушек лежали пирамидки из чугунных ядер. А с дубов падали желуди – лучшие из снарядов для рогаток и самострелов. Говорили, что поначалу вокруг собора было установлено двенадцать пушек и два единорога. Но я застал всего шесть пушек, каждую помню до сих пор. Внутри храма висело много трофеев – бунчуки, знамена. У задней стены был похоронен генерал – «В. Скобелев, герой кампании 1877-78 гг.»
< Пушки были непростые, имели свою историю, которую нам однажды рассказал учитель обществоведения. Оказывается, после победы над турками эти пушки Николай I подарил Польше. Подарил с тем, чтобы украсить ими памятник королю Станиславу, погибшему под Варной в сражении с турками. Посреди Варшавы хотели поставить такой памятник. Однако неблагодарные поляки вместо памятника стали стрелять из этих пушек во время восстания 1831 года. Пушки были второй раз взяты нашими войсками, и гвардия, которая как бы была приписана к этому собору, установила их там. Ныне осталась только ограда, пушки куда-то исчезли, но ограда стоит, сделанная из той же трофейной турецкой артиллерии.
(Гранин Д.А. Керогаз и все другие. Ленинградский каталог. М., 2003. С. 60 – 63).
Пролистать наверх