Дом Литфонда Малая Посадская, 8
Литературный фонд функционировал при Союзе писателей и занимался улучшением материально-бытовых условий (вопросы жилья, командировок, денежных пособий и т.д.). Дом для писателей был построен на Малой Посадской улице, неподалеку от Каменноостровского (тогда Кировского) проспекта в 1953 году по проекту архитектора М. И. Саркисова. Заселение дома шло в 1955 году. В доме жили Л. Пантелеев, М. Дудин, С. Орлов, Е. Шварц. В 1956 году поселился Даниил Александрович Гранин с семьей. В этом доме он прожил до самой смерти в 2017 году. К 100-летнему юбилею писателя на доме появится мемориальная доска Д. Гранину.
В первом этаже здания расположилось ателье мод писателей. Специальное ателье при ленинградском Литфонде было организовано еще в 1934 г. Когда дом проектировался, архитектор сразу получил задание предусмотреть помещение под писательское ателье. Ателье обслуживало, помимо писателей, известных артистов.
В этом доме писалась в 1970-е годы знаменитая «Блокадная книга». Инициатива исходила от белорусского писателя А. Адамовича. Для него это была не первая работа на военную тематику. Уже была опубликована его книга «Я из огненной деревни», где о трагедии сожженной деревни Хатынь рассказывали очевидцы.
«В 1975 году приехал из Белоруссии Алесь Адамович и предложил мне писать книгу о Ленинградской блокаде. Посещать блокадников, записывать их рассказы и потом составить из этих записей книгу. Я отказался: не привык писать вдвоем. У меня никогда не было соавторов. А главное, я не представлял, что особо нового можно рассказать о блокаде». («Блокадная книга» без цензуры и ретуши).
«Я был уверен, что знаю, что такое блокада. Ну, голод; ну, обстрел; ну, бомбежка; ну, разрушенные дома. Все это известно, ничего нового для себя я не представлял.
Адамович долго уговаривал меня. Наконец он упросил съездить послушать один-два рассказа блокадников.
Первый же рассказ поразил меня подробностями ленинградской жизни о том, как начиналась блокада осенью и зимой 1941 года.
Короче говоря, я дал согласие, и мы взялись за работу. Сперва ходили записывать рассказы вместе, потом порознь, чтобы охватить больше народа.
Истории не повторялись, у каждого было свое. Перед нами раскрывались семейные трагедии, как боролись за жизнь внутри семьи, как добывали воду (водопровод ведь не работал), дрова, хлеб, как использовали то, что было в доме, – муку, клей, потом стали ловить кошек, собак. Голод менял человека… Трудно было сохранить любовь, достоинство. Что творилось в заводских коллективах, как жили в Эрмитаже, в Пушкинском Доме, в Академии наук. Выяснилось, что духовная жизнь, чтение книг помогали людям держаться».
(«Блокадная книга» без цензуры и ретуши).
Всего Адамович и Гранин собрали более 200 рассказов блокадников. Добавив цитаты из трех дневников – мальчика Юры Рябинкина, пожилого историка Георгия Князева и 28-летней ленинградки Лидии Охапкиной – авторы смонтировали документально-публицистический рассказ о блокаде Ленинграда. Сбор этих материалов оказался для обоих писателей непростым с психологической точки зрения, хотя оба фронтовики и, как писал сам Гранин, «насмотрелись всякого».
«Наслушавшись этих рассказов, этих рыданий, истерик и слез, заболел Алесь Адамович. Он слег здесь, в больнице, в Ленинграде – нервная болезнь. Потом слег я. Потому что одно дело – один рассказ послушать, а если за ним – другой, третий, десятый и все это воспринимать… невыносимо». («Блокадная книга» без цензуры и ретуши).
Впервые часть «Блокадной книги» была напечатана с купюрами в журнале «Новый мир» (номер XII за 1977 год, «Главы из блокадной книги»). На издание этой книги в Ленинграде был наложен запрет, в Ленинграде книга вышла только в 1984 году после смены партийного руководства города и переезда Г. Романова в Москву.
«Книга эта вышла и вызвала, с одной стороны – возмущение историков партийных, они считали, что мы «разрушаем героический образ Ленинградской эпопеи». С другой – последовали новые свидетельства блокадников, которые посылали свои рассказы, чтобы дополнить книгу, некоторые требовали от нас большей правды, говорили о том, что мы приукрашиваем, были вещи куда страшнее и т.д.» («Блокадная книга» без цензуры и ретуши).
Пролистать наверх